Трое в России, не считая собаки. Глава 1

Моей самой удачной литературной имитацией был Неизвестный фрагмент Three men on a bummel Джерома К Джерома. И вот новый проект. Это снова имитация Джером К Джерома, но уже не связанная рамками его сюжета. Я переношу известных героев «Трое в лодке…» в наши дни, в современную Россию. Знаменитые герои Джерома К Джерома едут в Россию преподавать английский язык.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Беспокойство Харриса - ужасные новости - мы едем в Россию преподавать английский язык

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Когда Харрис стал беспокоиться, мы сначала не придали этому значения. Однако, с течением времени его странное беспокойство усиливалось, и мы с Джорджем решили, наконец, принять меры.

Первым делом мы решили обсудить проблему с самим ее, так сказать, источником. Но это оказалось даже сложнее, чем обсудить какой-то вопрос в Парламенте. То есть, обсудить-то его возможно, но вот придти к конструктивным решениям бывает сложно по техническим причинам. Наши парламентарии настолько креативны, что к концу обсуждения никто не помнит, что именно его вызвало, и меньше всего тот, кто первым внес запрос.

Поэтому сначала мы заседали вдвоем с Джорджем. В итоге, перед тем, как окончательно разругаться, мы выяснили, что я куда консервативнее Джорджа, а он, в свою очередь, не одобряет подходов Дизраэли к внешней политике Англии времен Суэцкого кризиса. Потом, как я уже упомянул, мы окончательно разругались, но ненадолго: нас объединила неприятие к факту продажи Хэрродса. Мы даже выпустили блестящее коммюнике на тему необходимости ограничения иммиграции и запрета на покупку футбольных клубов, универсальных магазинов и мест в палате Лордов. Впрочем, последний пункт был вычеркнут редакционной комиссией в лице Джорджа.

Как видите, у нас просто не дошли руки до того пункта повестки дня, который называется Any other business - Разное. Проблема Харриса, несомненно, подходила именно под эту категорию – ведь для попадания в любую другую необходимо было точно знать, в чем именно эта проблема состоит.

Это мне живо напомнило ситуацию с ощущением величия некоторыми нациями, да и отдельно взятыми людьми. Ощущение величия присутствует, однако неясно, в чем именно оно состоит. И вот, если бы этот вопрос был должным образом прояснен, сколько великих дел мы бы увидели… Однако, все увязает в неопределенности этого последнего пункта повестки дня.

Потерпев фиаско, мы решили применить нестандартное решение, и поговорить с самим Харрисом. Я не буду передавать вам наш разговор в деталях – это все равно, что попытаться передать детали речи премьер-министра. Сделать это могут только отдельные журналисты и армейские шифровальщики, имеющие немалых опыт дешифровки секретных материалов. Но основное содержание, точнее, одна основная мысль, нас просто уничтожила. Харрис собирался в Россию.

И не просто собирался, он собирался преподавать в России английский язык. Он заявил, что это его миссия. Разубедить его в этом оказалось невозможно. Где вообще вы видели англичанина, которого кому-то в чем-то удалось разубедить? Видимо, у нас наблюдается определенный разрыв между легкостью попадания идеи в сознание и трудностью ее удаления оттуда. Взгляните только на королевскую семью. Идея довольно старая, но даже обезглавливание одного из не слишком удачливых королей ее не поколебало. Я уж не говорю о мелких потрясениях в виде мировых войн, изобретения демократии и однополых браков.

Итак, мы едем в Россию. Вы же не думаете, что мы способны отпустить Харриса одного в эту холодную и не слишком культурную, как говорят, страну. К тому же, ее сотрясают странные, для глаза стороннего наблюдателя, кризисы. К примеру, когда во всем мире цены падают, в России они растут. Впрочем, когда они во всем мире растут, в России они тоже растут. Видимо, русские такие же упертые, как англичане, но это упертость особого рода, с ярко выраженной спецификой. Тому, кто ее постигнет, откроются все тайны загадочной русской души. Сопровождая Харриса в холодную Москву, я попробую совершить это важное открытие. Возможно, именно преподавание английского языка поможет мне в этом.