Трое в России, не считая собаки. Глава 4

Четвертая глава литературной имитации Джерома К Джерома. Герои "Трое в лодке..." приезжают в Россию преподавать английский язык в наши дни. С забавными лингвистическими наблюдениями и шутками по поводу отличий английского и русского языков.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

О миссиях и мессиях - Харрис в роли Иисуса Христа - вирус или спецслужбы? - были сборы недолги - клетка для Монморанси -------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Если вы думаете, что, столкнувшись с испытанием английским языком в офисе Аэрофлота, Харрис передумал ехать, то вы ошибаетесь. Его решимость только окрепла, и он рассказывал нам, потирая руки, что такой уровень знания английского языка в Лондоне предполагает абсолютное невежество по части английского языка в Москве. В общем, его энтузиазм и ощущение предназначения только усилились.

Я всегда считал, что миссии – для мессий, а нам, простым смертным, должна доставаться в этом непростом деле роль статистов. К примеру, вчера Харрис показывал нам альбом с репродукциями картин из галереи Третьякова в Москве. Русские предпочитают называть ее «Третьяковской», но по-английски это звучит Галерея Третьякова.

Так вот, там была одна картина русского художника с абсолютно русской фамилией Иванов. Она называется «Явление Христа народу». Так вот, показывая нам альбом, Харрис сделал на этой картине многозначительную остановку. Глаза его увлажнились, и затуманились. Он исторгал паровозные вздохи, и демонстрировал другие признаки крайнего эмоционального возбуждения. Господи, подумал я, да он отождествляет себя со Спасителем! Спаси и помилуй!

Я ничего не сказал, и не обсуждал это с Джорджем. Все-таки это – весьма интимные вопросы, куда даже близким друзьям вторгаться не следует. Я просто постарался отвлечь Харриса вопросами о других картинах в альбоме, и, после некоторых усилий, мне это удалось.

И тогда, и сейчас я считаю, что лично мне больше подошла бы роль человека из толпы, чем та, которую примерял на себя Харрис. Теперь, по прошествии времени, я думаю, что этот мессианский энтузиазм имел вирусную природу, и остается только гадать, кто и когда заразил Харриса этим опасным заболеванием. Может быть, это были русские спецслужбы? У русских всегда были великолепные спецслужбы, а уж в Лондоне они порой показывали такой класс, что остальным оставалось только кусать от зависти локти и переписывать секретные учебники по шпионажу.

Однако билеты были куплены, и дата отъезда неотвратимо приближалась. Харрис связался со своими будущими работодателями, под торговой маркой которых он собирался возжечь факел английского языка в самом центре древней русской столицы. Мне кажется, если судить по многочисленным русским олигархам, русские больше привыкли к нефтяным факелам, чем к факелам знаний, но, обдумав ситуацию, я решил ничего не говорить Харрису. В своем тогдашнем состоянии он был до крайности раним.

Школа английского языка, которую решил осчастливить Харрис, называлась «Окно в Европу», и двое-трое ее сотрудников даже говорили по-английски . Они также оказали нам помощь в поиске и заключении договора аренда квартиры. Причем, нам подходила не всякая, а такая, в которой можно было бы держать собаку. Монморанси, естественно, ехал с нами.

Для получения разрешения на въезд в Россию ему пришлось сделать четырнадцать различных прививок, в том числе от заболеваний, никогда не встречавшихся в России. Я отнес сей факт к одному из проявлений русской загадочности, которую мне еще только предстояло разгадать.

Сборы заслуживают отдельного упоминания. Они, в основном, состояли в том, что Харрис запихивал в свой безразмерный баул совершенно невозможные предметы, а мы с Джорджем, взвесив баул, их оттуда вынимали. Несмотря на то, что мы летели бизнес классом, Харрису не хватало разрешенного веса. К тому же, за клетку-контейнер с Монморанси нам предстояло платить отдельно, как за перевес. Но наконец, все сборы были закончены, и настал судьбоносный день отъезда.