Трое в России, не считая собаки. Глава 9

Десятая глава литературной имитации Джерома К Джерома. Герои "Трое в лодке..." приезжают в Россию преподавать английский язык в наши дни. С забавными лингвистическими наблюдениями и шутками по поводу отличий английского и русского языков. ------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Приехали! - Внутренняя Монголия - квантовые физики с особой любовью к чистоте - наблюдения в сквере рядом с метро Отрадное - эти отчаянные русские - жуткая фраза и отчаяние Харриса ------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Наконец, мы приехали по нужному нам адресу. Наконец, таксист, который, как нас уверяли, мог говорить по-английски, что-то сказал на нашем языке. Он сказал This is the place! на вполне сносном английском языке . Судя по некоторым внешним признакам, Харрис уже некоторое время назад проклял саму идею преподавать английский язык в России. Но, однако, выполнение взятых на себя обязательств, в свое время, создало Британскую империю. Так что наш друг покорился неизбежному, и со стоицизмом и отрешенностью взирал на происходящее. Я же, напротив, находил наше путешествие все более интересным, особенно если принять во внимание тот факт, что работать предстояло не мне. Поэтому никакие подробности не ускользали от моего взора. В частности, я сразу заметил, что район, куда нас доставил таксист, сильно напоминал Внутреннюю Монголию. Район назывался Отрадное, что является весьма благозвучным русским названием. По сравнению с центром Москвы, все здания были довольно однообразны. Но, главная причина сходства с Внутренней Монголией – обилие азиатов. Они были везде. Особенно много их носило сине-оранжевую форму с надписью Квант на спине. Наверное, это были квантовые физики, хотя по их внешнему виду их было сложно заподозрить в занятии интеллектуальным трудом. Наша квартира находилась в многоквартирном доме недалеко от станции метро, и перед ней был небольшой сквер. Собственно, это и были те скромные пожелания относительно жилища, которые Харрис предъявил принимающей стороне. Формально они были выполнены, но фактически район нам не понравился. И дело было не только в сходстве с Внутренней Монголией. Там было как-то грязно. То есть, специально куч мусора никто не создавал, но, к примеру, в сквере, на который выходили наши окна, сидящие на скамейках люди сплевывали шелуху от семечек прямо себе под ноги. Странно, как им самим не было неприятно? Видимо, это было неприятно нескольким квантовым физикам монголоидной расы, которые усердно убирали наплеванное. Но скорость плевания явно превосходила скорость подметания. Я задумывался о социальной природе этого сплевывания, в частности, и о способности мусорить, вообще. В результате, я пришел к выводу, что в разнице российских и английских подходов виновата разница русского и английского языков. Возможно, это все пошло еще с романов Достоевского, а возможно, началось раньше, не мне судить. Однако, в английском языке существует фраза I’m afraid, that… = Я боюсь, что… . То есть, она существует и в русском языке, однако, применяется совершенно по-другому. Русские – совершенно отчаянные и бесстрашные. Они ничего не боятся, и им не нужна эта фраза. Само существование этой фразы в русском языке было бы под угрозой, если бы не старики и дети. Первые боятся всего, включая буку, вторые – иногда боятся смерти. У фразы I’m afraid, that…, довольно популярной в английском языке, существует эффект персонализации, этакого огораживания личного пространства. Именно я боюсь, это – именно мое ощущение. Русские, будучи людьми отважными, не боятся ничего. Менее всего они боятся демонстрировать свои чувства на публике. Для них также не составляет проблемы ранить чужие чувства. К примеру, выйдя погулять вечером в сквер около нашего дома, мы услышали часто повторяющуюся фразу, которую молодые матери адресовали своим детям. Фраза произносилась недовольным, а порой и угрожающим тоном. Харрис тут же записал ее на свой смартфон, как пример высокочастотной и весьма полезной фразы русского языка. Он также предположил, что эта фраза понадобится ему в процессе преподавания английского , в том случае, когда студенты не будут достаточно прилежны. Каково же было его удивление, когда он позвонил Алексу и воспроизвел ему эту фразу. Харрис заметно побледнел и принялся нервно оглядываться по сторонам. - Что? Что это было? – в один голос спросили мы с Джорджем. Харрис ответил не сразу. Сначала он увлек нас подальше от детской площадки с мамашами, как будто кто-то там мог понять английский язык. Потом, еще раз затравленно оглянувшись, он сказал: - Хорош бы я был, сказав такое своим будущим студентам… Но, знаете, друзья, я, кажется, все-таки неправильно оценил опасности данного путешествия. Простите меня! - Так что это за фраза? – раздраженно спросил Джордж. Он не терпел недомолвок нигде, кроме политических речей. - А, фраза… - глухо отозвался Харрис. – Они говорили своим детям: Я тебя убью!