Трое в России, не считая собаки. Глава 15

Пятнадцатая глава литературной имитации Джерома К Джерома. Герои "Трое в лодке, не считая собаки" приезжают в Россию преподавать английский язык в наши дни. Художественное чтение для изучающих английский язык . С забавными лингвистическими наблюдениями и шутками по поводу отличий английского и русского языков. -------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Русские аббревиатуры и полуаббревиатуры - шкраб - английские полуаббревиатуры - Харриса настигает кара богов - мы приходим на выручку -------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Офис Промстройтрест банка выглядел внушительно. Видимо, особняк, в котором он помещался, был довольно старым. Русские называли это «историческое здание» = historical building. Господь им судия, они мастера туманных названий, видимо, из-за явного недостатка туманов, как таковых. Взять, к примеру, «полуноситель языка». Или хрестоматийное «шкраб», которое теперь мало кто помнит.

Русские вообще склонны забывать свою историю. Лично мне это неудивительно, ведь ее переписывали даже чаще, чем гимн, тут любой бы запутался. Возвращаясь к этому восхитительному названию «шкраб», замечу, что оно представляет собой полуаббревиатуру времен первых лет Советской власти, и означает ШКольный РАБотник. Да, если как следует разобраться, то полуноситель не покажется таким уж одиозным.

Кстати, почему бы и мне не поупражняться в полуаббревиатурах, но только на родном для меня языке, то есть на английском. English Gentlemen = Englemen. Ladies and Gentlemen = Ladimen. Это последнее как-то меня смущает неопределенностью гендерных акцентов, но эксперимент есть эксперимент, ничего тут не поделаешь. A propos, Промстройтрест – тоже полуаббревиатура.

Однако, нам пора проследовать за мистером Харрисом к русским банкирам. Под уроки английского языка мистера Харриса выделили конференц-зал, где стены еще не остыли от обсуждения самых секретных секретов русского бизнеса. Как всегда, Харрис имел бешеный успех, желающих совершенствовать английский был почти полный зал. Харрис из скромного преподавателя английского языка стремительно превращался в гуру. У меня стало закрадываться ужасное подозрение, что ему это нравилось. Но я ничего не мог с этим поделать, кроме как пожаловаться Джорджу, который имел аналогичные мысли.

Магия английского языка тут ни при чем, просто мания величия возникает быстрее любой другой, как оказывается. Однако, вспоминая греческий миф про Ниобу, дочь Тантала, понимаешь, что, рано или поздно, всякая мания величия будет наказана, и тем суровее, чем она была больше. Настигла кара и Харриса, и быстрее, чем мы с Джорджем ожидали.

Харрис привычно-пружинистой походкой взбежал на небольшую сцену конференц-зала. Уже одно это могло привести его благодарных слушателей в экстаз, после которого никакие уроки английского языка были не только не нужны, но даже и неуместны. Однако зал замер в ожидании Слова. Харрис привычным жестом пьяного клоуна вскинул вверх руки и… Ничего. То есть, не совсем ничего. Но – совсем не то, чего ждал зал. Вместо «Hello, my dear friends!» из уст Харриса вырвалось отвратительное шипение. Так злится гремучая змея, перед тем, как напасть. Харрис метнулся к столику, на котором предусмотрительно стоял графин с водой, и залпом осушил стакан. Но это ему не помогло, да и как можно сопротивляться каре богов. Голос к Харрису не вернулся.

Конечно, мы пришли на помощь, и разыграли Харрису все нужные ему диалоги. Мы имели большой успех, но не такой, как «Hello, my dear friends!» в исполнении Харриса. Лишний раз убеждаешься, что толпа не любит сложностей, даже если это толпа высокоинтеллектуальных студентов английского языка.