Трое в России, не считая собаки. Глава 17

Семнадцатая глава литературной имитации Джерома К Джерома. Герои "Трое в лодке, не считая собаки" приезжают в Россию преподавать английский язык в наши дни. Художественное чтение для изучающих английский язык . С забавными лингвистическими наблюдениями и шутками по поводу отличий английского и русского языков. -------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ощущение России - Харрис превращается в гуру - дуализм русского менталитета -------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Чтобы ощутить страну, надо в ней немного пожить. Это банально, но в наш век избыточной информации об этом часто забывают. Наш век вообще породил гораздо больше знатоков чего бы то ни было, чем требуется для нормальной жизни. А, может быть, они были всегда, но теперь им просто предоставили трибуну в лице всемирной паутины.

Мы начинали ощущать Россию, по крайней мере, я. Мы не обсуждали этого – как можно обсуждать неясные ощущения? И, тем не менее, они были. В первую очередь, было ощущение чего-то очень большого. Даже если взять дворников из азиатских стран, которых мы, по первоначальной неопытности, приняли за квантовых физиков – даже их обилие и одинаковость для европейского глаза добавляли свой штрих в ощущение огромности.

И еще было такое чувство, что Россия смотрит куда-то вдаль, не замечая суеты под ногами. Внимания на нужды простого англичанина в России вообще не обращают, не тот масштаб. Я подозреваю, что еще меньшее внимание обращают на нужды простого россиянина, но для того, чтобы знать точно, надо им быть. Кто обращает или не обращает? Да сами русские.

Скажем, на одной с нами площадке живет продавщица Валя. Она с удовольствием с нами познакомилась, и даже приглашала в гости, но нам не удалось выкроить минутки из плотного расписания Харриса, который в преподавании английского языка стремительно приближался к статусу гуру. Но такая же Валя, стоя за прилавком своего магазина, имеет стеклянный взгляд, вызывающие манеры и относится к вам весьма недружелюбно. Я, правда, начинаю подозревать, что такой стандарт отношения к клиенту в России родился из необходимости комфорта. Когда неотесанный житель деревни или дикий калмык из степей заходит в магазин, он должен чувствовать себя комфортно. То, что остальные посетители магазина, не из деревни и не из степей, чувствуют себя некомфортно, как раз и есть тот самый комфорт, который предполагался именно для них. Кто ты такой? – этот вопрос в России довольно популярен. То есть, быть просто человеком совершенно недостаточно, надо суметь убедительно, желательно, с предъявлением соответствующих бумаг, доказать, кто ты такой. И вот для всех, кто не может внятно ответить на этот русский вопрос, ощущение комфорта достигается через ощущение собственной незаметности и никчемности. Это, кстати, имеет глубоки корни в русской истории. Тех, кто выделяется из толпы, страшная судьба настигает в первую очередь. А поскольку другой судьбы в России не бывает, самое логичное – не выделяться. Впрочем, я опять пустился в пространные рассуждения, а читатели в своих письмах требуют от меня действия. Поэтому я перехожу к рассказу о падении и приключениях Джорджа.