Трое в России, не считая собаки. Глава 18

Восемнадцатая глава литературной имитации Джерома К Джерома. Герои "Трое в лодке, не считая собаки" приезжают в Россию преподавать английский язык в наши дни. Художественное чтение для изучающих английский язык . С забавными лингвистическими наблюдениями и шутками по поводу отличий английского и русского языков.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В летнем парке зимой - катастрофа - рулевой проблемы -------------------------------------------------------------------------------------------------------------

   Харрис вошел в колею. Занятий у него было много, мы уже посещали отнюдь не все. Иногда он просил нас присутствовать и помогать , но чем дальше, тем чаще у нас образовывалось свободное время. Мы с Джорджем заполняли его прогулками с Монморанси, и это-то нас и сгубило. То есть, сгубило, с одной стороны, только Джорджа, но и я несу ответственность.

То холодное российское утро не предвещало ничего необычного. Погода была очень похожа на английскую. Джордж, как всегда, свистнул Монморанси, и мы вышли в тот небольшой парк перед самым нашим домом, о котором я уже рассказывал. Моросил мелкий дождь, и мы совершенно не собирались задерживаться. Мы, уже, конечно, «въехали», как говорят в России, что Бэзил был никакой не натуралист, а натуральный бандит. Причем Алекс объяснил нам, что таких первозданных бандитов уже почти не осталось, и нам повезло лицезреть экземпляр. Современные бандиты были неотличимы от порядочных бизнесменов и обретались… Сложно сказать, где они не обретались, но этот разговор снова уведет меня от в сторону от магистральной линии моего скромного повествования.

Бэзила в парке не было, зато была болонка Фифи. На другом конце поводка, как обычно, была Ольга – дама неопределенного возраста, которую мы поначалу приняли за певицу. Опять же, Алекс разъяснил, что по выражению «Это песня!» нельзя сказать, работает ли дама певицей, или продавщицей ларька, торгующего пивом. Это просто выражение, восходящее к русскому поэту Некрасову, который написал: «Этот стон у нас песней зовется…». Единственным необычным атрибутом утра был чемодан, стоявший у края дорожки, по которой обычно гуляли мы с Монморанси и Ольга с Фифи.

Поначалу мы не придали ему никакого значения. Может быть, Ольга собралась на шопинг. Мы тогда не знали, что русские никогда не ходят на шопинг с чемоданами. Но об этом чуть позже, мне надо передать вам драматизм и динамику момента. Ольга была, судя по ее виду, решительной женщиной. То русское слово «срочно», которым пронизана буквально каждая деталь здешней жизни, применительно к дамам имеет более сложный вид: сейчас или никогда.

В тот день Ольга имела вид «сейчас», но даже это не насторожило наши изнеженные буржуазные рассудки. Фифи с Монморанси, сделав свои дела, мирно играли, когда наступил час икс. Ольга, пождав, когда к нам приблизится максимальное количество людей из того минимального их количества, что гуляло в парке, аккуратно кинулась Джорджу на шею. Это было настолько неожиданно, что Джордж не сумел сопротивляться этому порыву. Но я лично думаю, что даже ожидай он такого развития событий, он не смог бы противостоять этому бурному натиску. И никто не смог бы. Своим девизом этот шаг явно имел те самые слова – сейчас или никогда.

Повиснув у Джорджа на шее, Ольга не выказывала никаких планов с этой шеей расстаться. Таким образом, следующий диалог между ней и слегка придушенным Джорджем состоялся в таком положении. Диалог шел по-английски, Ольга, с удя по всему, не теряла времени даром, и подучила язык весьма прилично.

- My darling, take me away! I’m all yours! I will belong to you forever! ( Мой дорогой, увези меня! Я вся твоя! Я буду принадлежать тебе вечно!)

- But, madam, really! It’s absolutely impossible! I have never given you any slightest ideas like that! I liked you, that’s true, but not that much! (Но, мадам, в самом деле! Это абсолютно невозможно! Я никогда не давал вам малейших идей такого рода! Вы мне нравились, но не до такой степени!)

После этого наступил второй акт действа. Если бы это происходило не с Джорджем, я назвал бы это комедией, но в данном случае, в моем восприятии это было ближе к трагедии.

Ольга оставила шею Джорджа, и в руке у нее появился большой черный пистолет, подозрительно напоминавший пистолет Василия.

- Тогда! – воскликнула она. - Тогда я убью тебя и себя!

Вот таким образом мы вернулись с прогулки в сильно обновленном составе. К нам добавился чемодан, Ольга и Фифи. Джордж был настолько потрясен, что всякое соображение покинуло его, вместе с потенциалом к сопротивлению обстоятельствам.

Харрис уже сбирался выходить, и только ждал нас. Увидев такие дела, он позорно бежал, отговорившись контрактными обязательствами и честью англичанина. Таки образом, я остался один в квартире с двумя собаками, невменяемым Джорджем и Ольгой. Русские говорят в таких случаях «разрулить проблему» в отличие от нас, которые ее рассортировывают (Sort out the problem). Итак, разруливать предстояло мне.