Трое в России, не считая собаки. Глава 20

Двадцатая глава литературной имитации Джерома К Джерома. Герои "Трое в лодке, не считая собаки" приезжают в Россию преподавать английский язык в наши дни. Художественное чтение для изучающих английский язык . С забавными лингвистическими наблюдениями и шутками по поводу отличий английского и русского языков.

 

Разрешение от бремени или эскалация? - Джордж обещает жениться - образный язык смущенного русского бандита - поднос-самолет и русское лекарство номер один


 

Я специально оборвал рассказ о драматических событиях того дня на самом кульминационном моменте. Все это происходило довольно быстро, но было настолько наполнено эмоциями, что казалось – прошла целая жизнь.

Был ли лишен Джордж своей воли, когда ответил «Yes, I will»? Не знаю. Но, столкнувшись с первобытным напором туземки Ольги, колонизатор и джентльмен не выдержал. Или, наоборот, выдержал, и протянул руку помощи страждущей аборигенше, как и подобает истинному британцу? Опять же, не знаю. Я не судья Джорджу, хоть он и мой друг.

Получив от Джорджа обещание жениться, Ольга расцвела и похорошела. Она крепко расцеловала Джорджа, который слегка разрумянился от этой процедуры, и подоткнула ему плед.

- Сиди, пупсик! – Сказала Ольга, и мы поняли, что наше образование в русском языке еще даже и не начиналось.

Затем она походкой английской королевы проследовала в кухню, извлекла царственным жестом из своей сумочки большой черный пистолет и протянула его Василию.

- На, забирай свой пугач. Поди, и не заряжен.

Василий не знал, что ему делать. Поэтому он действовал стандартно. Он взял у Ольги пистолет, зачем-то дунул в дуло, потом понюхал его, и засунул за ремень брюк. После этого он посмотрел на меня, помолчал немного, а потом спросил сипло:

- Ну, чо, Жорик, может мочкануть эту мамку для порядка?

Я не понял сложных идиом, использованных Василием, и взглянул на него вопросительно. Василий напрягся, и выдал:

- I kill she? Yes?

Это я понял, и решительно воспротивился намечавшемуся смертоубийству.

- No, Basil, I’m afraid that’s too much. Thank you for your help, we really appreciate it. Now… Well… I think you’d better go now.

Я думаю, слова ‘go now ’ были единственными, которые Василий понял. Однако, этого было достаточно. Даже простой русский бандит чувствовал величие и трагикомичность ситуации, и потому испытывал определенную неловкость. Короче говоря, доблестный Бэзил хотел бежать, что он и осуществил, высказав самое загадочное пожелание на русском, которое я только слышал в России.

Удаляясь, Василий произнес:

- Ну, вы, мужики, того… Вы там с этой не того, а то она вапще совсем… Короче, все путем, бывайте, в общем.

Я забыл сказать, что записывал всю сцену на диктофон, как вообще очень многие диалоги в России. И вот, впоследствии четыре профессора Оксфорда признали свое бессилие в расшифровке этого пожелания. Стэнли Мидлсбери (Stanley Middlsberry) попросил у нас разрешения включить его в свой труд «Эволюция новояза в современной России – от Ленина до Путина/Медведева» (Modern Russian Newspeak evolution – from Lenin to Putin/Medvedev) В качестве примера деградационных воздействий, которым подвергся традиционный русский былинно-сказочный фольклор на фоне прогрессирующего алкоголизма основных слоев русского населения, независимо от уровня образования. И еще один профессор Кембриджа, имя которого я, по понятным причинам, не называю, повредился умом.

Проводив Василия, я вернулся в комнату. Там закончился антракт, и я мог наблюдать следующее действие нашего спектакля. Впрочем, я мог и поучаствовать.

Дело в том, что Ольга окружала Джорджа заботой. Забота приобрела форму подноса, на котором стояло три стакана с прозрачной жидкостью, и лежало три соленых огурца. Один стакан и огурец явно предназначался мне. Но Ольге было не до меня, она окружала Джорджа подносом. Да, да, Джордж, как капризное дитя, воротил нос, но порхающий поднос был повсюду. Знаете, у русских в сказках постоянно присутствует ковер-самолет. Так вот, то был поднос-самолет, и, куда бы ни повернул голову Джордж, там его уже ждал резко и неприятно пахнущий стакан и склизкий огурец.

Наконец, Джордж устал от этой безнадежной борьбы. Он решил, что выпить предлагаемую жидкость составит меньшее зло, чем всю оставшуюся жизнь страдать от жестокого остеохондроза шейного отдела позвоночника. С обреченным видом Джордж взял стакан. В другую руку Ольга вложила ему огурец, и слегка стиснула его пальцы, чтобы тот не выскользнул.